Актуальные комментарии

sluhi24.ru

У Великобритании нет желания начинать борьбу против России за влияние в Центральной Азии, но мы стремимся к то

2018-06-02 https://sluhi24.ru/society/15685
20:38
remove_red_eye61

У Великобритании нет желания начинать борьбу против России за влияние в Центральной Азии, но мы стремимся к тому, чтобы Россия не извлекала выгоды из своих отношений с Персией и средств давления на государства Центральной Азии с целью посягательств на их территории, которые должны остаться во владении местных правителей и быть нетронутыми внешними интригами

У Великобритании нет желания начинать борьбу против России за влияние в Центральной Азии, но мы стремимся к тому, чтобы Россия не извлекала выгоды из своих отношений с Персией и средств давления на государства Центральной Азии с целью посягательств на их территории, которые должны остаться во владении местных правителей и быть нетронутыми внешними интригами

— Из секретной инструкции министра иностранных дел лорда Расселла британскому послу в Санкт-Петербурге сэру Джону Крэмптону, 31 марта 1860 года. Носятся слухи, передаваемые бухарцами за верные, что в Коканде есть английские агенты, при этом рассказывают, что англичане давно уже имеют сношения с кокандцами и даже просили у них об отводе земли около самого Коканда, но получили в ответ, что таковая может быть им дана за 300 верст от сказанного города. — Из рапорта генерал-майора И.Ф. Бабкова, поданного на имя военного министра Д.А. Милютина, январь 1864 года. Как любезный читатель может наблюдать, цитаты, выведенные нами в качестве эпиграфа заключительной части повествования о «Большой игре», демонстрируют зыбкость и двусмысленность британской политики в отношении Средней Азии — с одной стороны, через свое посольство в Санкт-Петербурге Форин Офис посылал императору Александру II недвусмысленный «месседж» — пусть Туркестан остается нейтральным и независимым, англичане туда не войдут, если не войдут русские. В то же время оперативная разведка доносила о присутствии в регионе определенного количества британский военных специалистов, которые вооружали и натаскивали туземные армии. Против какого противника готовили солдат среднеазиатские ханы и эмиры, секрета не было. Таким образом перед Петербургом встала серьезная дилемма — вводить ли войска в Туркестан, тем самым идя на обострение отношений с англичанами после только-только завершившейся Крымской войны, или оставить все как есть и молчаливо наблюдать, как кадровые британские офицеры, ряженые под дервишей и торговцев, обучают недисциплинированные банды азиатских разбойников, шаг за шагом превращая их в профессиональные войска. Британцы все прекрасно понимали — еще 9 января 1857 года, то есть практически сразу после окончания Крымской войны, лондонская «Таймс» напечатала статью, подробно рассматривавшую положение дел в Средней Азии. Корреспондент газеты сравнил действия России в регионе с поведением «крота под землей», имея в виду то, что русские незаметно, но уверенно увеличивали свое влияние в Туркестане и «подкапывались» под власть тамошних правителей. В статье, в частности, говорилось: Эти полуварварские государства, постоянно враждующие друг с другом и внутренне слабые, все же обладают чрезвычайно плодородными землями и привлекательны для захватчиков. То, что это правда, становится ясным из размещения 300 тысяч русских войск вдоль границы, лежащей между Каспийским морем и озером Балхаш, сил, которые излишни только для оборонительных действий. Справедливости ради нужно отметить, что британские журналисты (или аналитики, стоявшие за подготовкой материала) немного ошибались в своих оценках — с экономической точки зрения Туркестан не был так привлекателен, как писала «Таймс», однако имел важное стратегическое значение. Впоследствии военный министр Дмитрий Алексеевич Милютин подтвердил данную оценку, заявив, что в случае войны с Великобританией: Нам следует особенно ценить контроль над этим регионом, потому что это приведет нас к северным границам Индии и облегчит нам доступ в эту страну. Управляя Кокандом, мы сможем постоянно угрожать Ост-Индским владениям Англии. К концу 50-х годов у императора Александра созрела полная убежденность в необходимости поэтапной русской экспансии в Туркестан, который в противном случае грозил стать английским. Целью первого удара Белого царя был избран Коканд, перманентная война с которым тлела уже не одно десятилетие.

trending_up

#популярно